дВерь
Красота подобна судороге
У Одена есть отличное стихотворение, аккурат под праздник, за который мы все сегодня выпиваем. Когда-то я вызубривала его наизусть для зачета по английскому, но, как ни странно, не возненавидела. Переводы, которые есть в сети, каждый хоть в чем-то да ужасен (кажется, у Анастасии Грызуновой вышло бы хорошо, её Уаннберг очень крутой).

The archaeologist's spade
delves into dwellings
vacancied long ago,

unearthing evidence
of life-ways no one
would dream of leading now,

concerning which he has not much
to say that he can prove:
the lucky man!

Knowledge may have its purposes,
but guessing is always
more fun than knowing.

We do know that Man,
from fear or affection,
has always graved His dead.

What disastered a city,
volcanic effusion,
fluvial outrage,

or a human horde,
agog for slaves and glory,
is visually patent,

and we're pretty sure that,
as soon as palaces were built,
their rulers

though gluttoned on sex
and blanded by flattery,
must often have yawned.

But do grain-pits signify
a year of famine?
Where a coin-series

peters out, should we infer
some major catastrophe?
Maybe. Maybe.

From murals and statues
we get a glimpse of what
the Old Ones bowed down to,

but cannot conceit
in what situations they blushed
or shrugged their shoulders.

Poets have learned us their myths,
but just how did They take them?
That's a stumper.

When Norsemen heard thunder,
did they seriously believe
Thor was hammering?

No, I'd say: I'd swear
that men have always lounged in myths
as Tall Stories,

that their real earnest
has been to grant excuses
for ritual actions.

Only in rites
can we renounce our oddities
and be truly entired.

Not that all rites
should be equally fonded:
some are abominable.

There's nothing the Crucified
would like less
than butchery to appease Him.

CODA:

From Archaeology
one moral, at least, may be
drawn,
to wit, that all

our school text-books lie.
What they call History
is nothing to vaunt of,

being made, as it is,
by the criminal in us:
goodness is timeless.

August 1973

Лопата археолога
Вскрывает
Заброшенные с давних пор стоянки.

Неясные свидетельства
Укладов жизни,
Которых уж никто и не мечтает повторить.

Толкуя их, о многом и не скажешь,
Но доказать
Он может многое, счастливчик!

У знания свои задачи,
Но гадать
Всегда стократ забавнее, чем знать.

Да, мы знаем, что Человек
От страха или страсти
Всегда своих хоронит мертвецов.

Что угрожало городу,
Вулкана изверженье,
Или разлив реки,

Или людей орда,
Алкающих рабов и славы,
Вполне нам очевидно.

И мы уверены, что
Только лишь построены дворцы,
Их повелители,

Вкусивши вдоволь секса
И ослепленные дешевой лестью
Должны были зевать устало.

Но разве в ямах зерновых увидишь
Голодный год?
Где сери монет

Исчезнувшие вовсе, должны ли мы
Предполагать глобальней катастрофу?
Может быть. Быть может.

На статуях и фресках
Мы отблески увидим
Того, пред чем склонялись Люди Древности.

Поэты мифы нам их рассказали,
Но как их люди слушали?
Вот в чем вопрос.

Когда гром викинг слышал,
Правда ль верил он,
Что Тор метнул свой молот?

Нет, скажу я вам, и я клянусь, что
Люди мифы как байки праздные
Всегда воспринимали.

Им было важно
Отговорки сделать,
Ритуал свой объяснить.

Лишь в обрядах этих
Отречься можем мы от странностей людских,
И целостность найти для индивида.

Не все ритуалы священные
Сочувствия нашего стоят.
Много есть мерзких традиций.

И сам Распятый
Вряд ли на небе доволен
Бойнями в честь Себя.

Кода
Археология нам
Один лишь урок может дать
Знай:
Все учебники лгут.
То, что Историей названо там,
Не стоит бахвальства.
Все это слеплено наскоро из наших бандитских пороков.
Только лишь Доброта бесконечна.
(с) bakshi

@темы: крайне разговорчивая галлюцинация, цитаты