дВерь
Красота подобна судороге
Есть книги, которые не оставляют в тебе камня на камне, или делают сердце всемогущим, или вдохновляют, или подпитывает твои страхи, или, или, а есть книги, которые спасают тебе жизнь. Когда я в восемь впервые ехала к морю, с мамой и бабушкой, папа в последний момент просунул мне в окошко две книжки в мягкой обложке. Проселочные дороги и Что сказал покойник. В Крыму я выучила их наизусть, буквально, - закрывала последнюю страницу, переворачивала и начинала заново. В августе разразился кризис, папа вывихнул ключицу и ушел с работы, бабушка тянула всех нас попеременно сторожа овощебазу и дежуря консъержкой, в школе стало странно, но Иоанна Хмелевская продолжала спасать меня. На день рождения я получила две книжки про Яночку и Павлика, потом скопила денег и сама купила Колодцы предков и Инопланетяне в Гарволине - начала читать, стоя у Недр под снегом. У нас, наверное, все старые фонтом-прессовкие обложки собраны. Мы с папой заговорщицки разговаривали цитатами (вымечко! менюшкооооооо! ууУУУУууу! бигос в посылке! володух! А что, если пан кувалдочкой постучит по коленцу?), летом я прибегала к бабушке, пытаясь зачитать ей какой-то фрагмент, но не могла - захлебывалась от смеха. Я была по воспитанию советским ребенком, не российским, наверное, поэтому я так приросла к этим книгам, а персонажи и семья автора стали семьей и мне. Все зарифмовано и переплетено, закачано в плоть и кровь. Весь мой интерес к Польше, польской культуре тоже отсюда. Чистая правда - нет автора, который бы больше на меня повлиял!

Покойтесь с миром, пан Иоанна и спасибо Вам за все!

tribute

@темы: слепой дальтоник, разговорчики в строю