дВерь
Красота подобна судороге
Месяц назад твердо решила плюнуть на официальные празднования в Смоленске и поехала в Катынь. Более правильного решения я давно не принимала. Утром там не было никого так что мои вопли и рыдания слышали только сосны и небо. Это не самое ужасное что им приходилось слышать. На части захоронений большого террора еще страшнее - ни имен, ни фотографий, только курганчики. Под этим холмиком сто двадцать человек, под этим - сто восемьдесят семь...
Собиралась уже выходить подошел охранник. Кто-то из близких у вас здесь, что ли, - спрашивает. Когда сказала что нет, чуть заметно удивился. Потом пошел снег.
В церкви около мемориала висят две Ченстоховы - одна католическая, другая православная. Порадовалась такому рациональному использованию просторанства. И на лесном полигоне восемьдесят лет назад его рационально использовали, и сейчас вот в церкви... Боже спаси нас.